Вклад в небесную сокровищницу

— Геронда, я расстраиваюсь, что у других не складывается неплохого представления обо мне.

— Как отлично, что ты мне об этом произнесла! Начиная с нынешнего денька я буду молиться о том, чтоб у других никогда не было о для тебя неплохого представления, так как не плохое мировоззрение других, детонька моя, для тебя Вклад в небесную сокровищницу не на пользу. Бог, промышляя о нас, попускает людям поступать с нами несправедливо, оскорблять нас для того, чтоб мы искупили этим какие-то из наших грехов либо же отложили некий [духовный] капитал для будущей жизни. Но я не могу осознать: какой духовной жизни вы желаете? Вы еще не сообразили, в Вклад в небесную сокровищницу чем заключается ваша духовная выгода, вы желаете издержать весь собственный [духовный] капитал уже тут — а для Неба не оставляете ничего. Почему ты понимаешь все схожим образом? Какие книжки ты читаешь? "Эвергетинос"[37] читаешь? Разве там не написано, как ты должна поступать? А Евангелие читаешь? Смотри — чтоб читала каждый денек Вклад в небесную сокровищницу.

— Геронда, а я, делая какое-то доброе дело, огорчаюсь, если оно не получает у других признания.

— Послушай, но какого признания ты хочешь: от Христа либо же от людей? Разве ты можешь получить от чего-либо пользу огромную, чем признание Христа? И что за полезность в том, что люди будут обращать на Вклад в небесную сокровищницу тебя внимание? Если люди будут признавать изготовленное тобой добро уже на данный момент, то позже, в жизни нескончаемой, ты услышишь: "Восприя́л еси́ блага́я твоя́..."[38]. Нам следует ликовать тому, что другие не признают наших трудов и оставляют нас без [человеческого] воздаяния, так как Бог учтет эти [по Вклад в небесную сокровищницу-человечески неоплаченные] труды и воздаст нам за их нескончаемой платой. Так как существует божественное воздаяние, будем стараться сделать какой-либо — пусть и малый — вклад в Божию "сбер кассу". Несправедливость по отношению к для себя мы должны принимать как величавое благословение, так как за счет несправедливости на наш Вклад в небесную сокровищницу [духовный банковский] счет перечисляется определенная сумма — в небесное благословение.

— Геронда, а если человек [благодушно] воспринимает несправедливость по отношению к для себя, но не поэтому, что задумывается о будущем Суде, а просто оттого, что считает, что так лучше, то он ведет себя верно?

— Ну, а разве идея о том, что так Вклад в небесную сокровищницу лучше, не приведет его в конце концов к мысли о будущем Суде? Только пусть он остерегается вести себя так ради того, чтоб быть "просто неплохим человеком", так как так поступают европейцы[39]. Нужно мыслить о том, что ты — образ Божий и для тебя во всем следует быть схожим на собственного Творца Вклад в небесную сокровищницу Если человека вдохновляет к действию эта самая идея, то он движется в верном направлении. В неприятном случае он подвергается угрозы впасть в гуманизм[40] европейцев.

Святое притворство

— Геронда, сколько на Святой Горе отшельников?[41]

— Не знаю. Молвят, что семь[42]. В последние годы отыскать тихое, безгласное место для подвижничества стало очень Вклад в небесную сокровищницу нелегко. Потому, пока на Святой Горе еще существовали особножительные монастыри[43], некие из отцов находили другой метод подвижничества. Например, сначала подвизаясь кое-где еще, они в некий момент гласили: "Нет, тут мне как-то не по нраву. Пойду-ка лучше поработаю в каком-нибудь особножительном монастыре и скоплю денежек". Окружающие верили, что Вклад в небесную сокровищницу это вправду так. Подвижник переходил в особножительный монастырь, работал там три-четыре месяца и потом добивался большой надбавки к жалованью. А когда в таковой надбавке ему отказывали, он гласил: "Ну нет, так работать мне нерентабельно. Я ухожу". Он брал с собой незначительно сухарей, уходил из монастыря, прятался в какой Вклад в небесную сокровищницу-либо пещере и предавался подвигам. А у оставшихся в обители создавалось воспоминание, что он отыскал работу кое-где еще. Когда насельников этой обители спрашивали: "Ну как, был у вас отец такой-то?", они отвечали: "Да, был, но какой он привередник! Пришел сюда, чтоб скопить средств. Добивался для себя надбавки! Пошевелить Вклад в небесную сокровищницу мозгами только: монах и просит надбавки! Что все-таки это за монах таковой?" А подвижник, таким макаром, получал двойную пользу — и от собственного подвижничества, и от их обвинений. Ну и от воров тоже: ведь воры, прослышав, что у него водятся средства, шли к нему в пещеру, лупили его Вклад в небесную сокровищницу, но ничего не находили.

— Геронда, но если сестра прячет себя, то как я смогу подражать ее добродетели?

— Что все-таки она, по-твоему, совершенно глуповатая, чтоб себя не скрывать? Больший подвиг святые совершали не для того, чтоб приобрести добродетель, но для того, чтоб ее скрыть. Понимаете, что Вклад в небесную сокровищницу делали юродивые ради Христа? Сначала они избегали лицемерия мира этого и вступали в область евангельской правды. Но этого им тоже было не много, и они шли далее — к святому лицемерию ради Христовой любви. После их уже не занимало ни то, что с ними делали, ни то, что о их гласили. Но для Вклад в небесную сокровищницу этого требуется величавое смирение. И поглядите: если человеку мирскому сказать чего-нибудть противное, он дуется; если не похвалить его за что-то, он расстраивается, тогда как Христа ради юродивые радовались тому, что люди имели о их испорченный помысл.

В прежние времена были монахи, которые притворялись даже бесноватыми, желая скрыть Вклад в небесную сокровищницу свою добродетель и попортить у других хороший помысл о для себя. Проживая в Филофеевском монастыре[44] в ту пору, когда он Был особножительным, я застал там 1-го монаха, который до этого подвизался в пустыне Виглы[45]. Осознав, что тамошние отцы догадываются о его аскетических подвигах и духовном преуспеянии, он взял Вклад в небесную сокровищницу благословение у собственного исповедника и ушел оттуда. "Ну вот еще! — произнес уходя. — Я этими заплесневевшими сухарями сыт по гортань. Пойду в какой-либо своекоштный монастырь: там и мяса поем, и поживу по-человечески! Дурачина я что ли тут оставаться?" Так он перебежал в Филофеевскую обитель и притворился Вклад в небесную сокровищницу бесноватым. Его духовные братья[46], услышав, что он сделался "одержимым", стали гласить меж собой: "Жалко бедолагу — он стал одержимым. Ну а что все-таки: ведь этого и следовало ждать. Отсюда сбежал: заплесневелые сухари, как видите, надоели! Перебежал в своекоштный монастырь — мяса ему захотелось поесть!" А что все-таки "одержимый"? А вот что: он Вклад в небесную сокровищницу прожил в Филофее более 20 5 лет и все эти годы не готовил для себя еды и не ложился спать. Борясь со сном, он целыми ночами бродил с фонариком по монастырским коридорам. Приходя в последнее утомление, подвижник останавливался и кратковременно прислонялся к стенке, но, только только сон начинал его одолевать Вклад в небесную сокровищницу, он вскакивал и шепотом начинал произносить Иисусову молитву: "Господи, Иисусе Христе..." Позже он продолжал молиться умно — не вслух, но время от времени молитва невольно срывалась с его уст и ее было слышно другим. Встречаясь с другими монахами, подвижник просил: "Молись, молись, чтоб из меня вышел бес". Однажды один молодой пятнадцатилетний Вклад в небесную сокровищницу монашек произнес мне о нем: "Да ну его, этого бесноватого". — "Не гласи так, — увидел я ему. — Этот человек стяжал большую добродетель и бесноватым только притворяется". Потом этот молодой монах относился к подвижнику с благоговением. А когда подвижник погиб, его отыскали держащим в руках лист бумаги со перечнем монастырской Вклад в небесную сокровищницу братии. Против имени каждого монаха [добрый притворщик] написал какое-то прозвище. Он сделал это для того, чтоб и после кончины попортить другим тот — пусть самый малый — хороший помысл, который они, может быть, могли иметь о нем. Позже его останки стали благоухать. Видишь как: он желал утаиться, но Благодать Божия Вклад в небесную сокровищницу выдала его другим.

Потому нам не следует делать о человеке выводов на основании видимого — коль скоро мы не в состоянии различить, что он прячет внутри себя.


vki-rukovodyashih-rabotnikov-i-specialistov-obrazovaniya-kandidat-psihologicheskih-nauk-docent.html
vklad-a-t-bolotova-v-agronomicheskuyu-nauku-referat.html
vklad-belorusskogo-naroda-v-materialnoe-obespechenie-krasnoj-armii-i-pobedu-nad-germaniej.html